Гидрометцентр России СВИК Карта-пробки Курс Евро - рубль

Глава Сбербанка России Герман Греф в спецпроекте ТАСС «Первые лица бизнеса» (часть 5)

О споре арендаторов с арендодателями

Греф прокомментировал лоббирование банками закона, который не дал в итоге крупным арендаторам коммерческой недвижимости получить отсрочку арендных платежей.

«Мы встали на сторону арендодателей по единственной причине. Даже в самой тяжелой кризисной ситуации нельзя нарушать базовые принципы гражданского законодательства. Есть понятие двустороннего договора. Никто не может по своей воле его расторгнуть.

ГосДума же предложила дать право арендатору в одностороннем порядке выходить из сделки. Да еще без компенсации потерь. Грубейшее нарушение основ устойчивости хозяйственного оборота! На мой взгляд, во внесудебном порядке этого делать нельзя. Мы боролись за принцип. Законопроект мог спровоцировать грандиозный подрыв всех экономических отношений».

 

О собственных амбициях

 

На вопрос журналиста, «не тесно ли ему в банке», пусть даже это «Сбер», Греф ответил отрицательно.

— Нет-нет, нисколько! У меня сейчас самая интересная работа в жизни. Вечно буду благодарен президенту Путину, что отпустил из правительства. Вот это было тяжело! Все мои слезы про коронавирус — ничто по сравнению с работой министром. Почему мне так трудно критиковать кабмин. Во-первых, знаю этих людей, и это не всегда корректно. Во-вторых, понимаю, какая на их плечах ответственность и перегрузка.

Я никогда не работал мало. Но так, как вкалывал в начале нулевых, не приведи господь. По полгода не было выходных. Расписание выстраивалось четко. Понедельник — совещание у президента, четверг — заседание правительства, где я всегда докладывал минимум — по трем, максимум — по шести вопросам. Огромное Министерство экономического развития, колоссальный объем работы. Мы запускали и отвечали за все реформы, какие только можно придумать. Поэтому каждый четверг у меня был судный день.

Как правило, субботу-воскресенье проводил где-то на международных переговорах. Еще мы успевали встречаться в Волынском или другой правительственной резиденции и писать законы, придумывать новые регулирующие инициативы. Очень тяжелый период!

Самое сложное — поиск политического компромисса. Когда пришел в правительство, у нас в Думе было 25 процентов голосов. И я проводил уйму времени на Охотном Ряду, поскольку мы писали множество законов. Ходил туда как на работу. И конечно, мне доставалось по полной. Было больно, когда идеальную конструкцию депутаты на глазах превращали в нелепую каракатицу…

Поэтому вздохнул с огромным облечением, когда Владимир Путин меня отпустил. У нас был длинный разговор…

— Он хотел, чтобы вы остались?

— Да, мне предлагали продолжить работу в новом составе правительства. Но я страшно вымотался физически. Для любого дела нужно внутреннее вдохновение, энергетика. У меня их совсем не было. В 2000 году мы пришли с пламенным задором, хотя ситуация складывалась ужасно. Не хватало денег на заработную плату. Нечем было платить пенсии. Мы с Алексеем Кудриным ездили к Рэму Вяхиреву, просили…

— Годы не путаете?

— Что вы, это начало нулевых! Не могли расплатиться по долгам МВФ, взяли авансом налоги «Газпрома»…

Очень тяжелая история. Цену на нефть вспомните! И в тот период безденежья Международный валютный фонд заставлял нас поднимать налоги. Три дня я провел в Волынском, пытаясь договориться с миссией МВФ. Те уперлись. В конце концов мне надоело, и я сказал: «Все, ребята, идите лесом, мы будем снижать налоги»

И радикально рубанули их в первый год. Сократили НДС, подоходный налог с 36 до 13 процентов, сделав его плоским. Отменили ряд оборотных налогов, в том числе на вывоз мусора. Сейчас невозможно такое представить!

Битвы с нефтяниками вспоминаю с содроганием.  Честно сказать, мы тогда проиграли. У оппонентов был гигантский лоббистский ресурс. Ходорковский, совладелец ЮКОСа, через своих депутатов контролировал комитет по бюджету и налогам Госдумы. У нас не оставалось шансов победить.

Но в итоге мы сторговались.

В тот момент каждую копейку искали, экономили и думали, как ее рационально использовать…

Нельзя долго находиться в таком состоянии. За восемь лет я исчерпал свой физический ресурс, внутренне истощился. От меня толку не было бы, если бы остался еще на четыре года.

Уволился и на месяц уехал отдыхать, чтобы восстановиться. Впервые в жизни слетал на Мальдивы. Много слышал, но никогда раньше там не был. Такая мечта! Сел в первый же самолет и неделю отлеживался на море. А потом поехал на рыбалку.

 

Об обнулении президентских сроков

 

— Вы поддержали обнуление президентских сроков по новой конституции?

— Да, но у меня свое восприятие этой коллизии. У Путина наверняка есть определенный план, мне не кажется, что Владимир Владимирович собирается долго находиться у власти. Впрочем, говорю о личных ощущениях, которые ничем не подкреплены. Что же касается юридической процедуры обнуления, этот шаг критически важен для поддержания равновесия всей системы…

— Что в банке стратегическое планирование на три года, вы уже рассказали. А персонально у вас? Далеко вперед заглядываете?

— У меня четырехлетний контракт. На этот цикл планирую и какие-то основные вещи, и детали.

Что касается собственной жизни, стараюсь заглядывать за горизонт примерно десяти лет.

— И где вы себя видите в 2030-м?

— Точно не в Сбербанке. И точно не в другой большой компании. Не могу делать одну работу два раза.

— Но останетесь в России?

— Вся моя жизнь здесь. Я абсолютно русский человек.

Будучи почти на 100 процентов чистокровным европейцем.

— Знаете, мой дедушка говорил: «Гордиться национальностью — то же самое, что фактом рождения во вторник». А стыдиться… Ссыльные немцы были поражены в правах, это накладывало отпечаток.

— Стеснялись происхождения?

— Когда был маленьким, меня дразнили, а я дрался, защищал право быть немцем.

— Мы отвлеклись. Если через десять лет вы точно не в Сбере и не в другой компании, то опять на госслужбе?

— Категорически нет. Мне интересно образование. Забросил науку, хотя когда-то получал от нее огромное удовлетворение. Знаете, кроме работы в банке был еще один счастливый период в жизни — преподавание в университете. Может, вернусь в сферу образования. Мне интересны технологии, венчурные инвестиции.

— Не боитесь признаваться в том, что не знаете чего-то?

— Наоборот. В сбербанковской культуре первое правило — радикальная правда: если не знаешь, должен сказать. Нельзя знать все, стыдно не спросить. И не сознаться. Поэтому мы собираем интересных людей, мощную команду, каждый из которых профессионал в своей сфере. Я не стесняюсь задавать вопросы. Если человек не спрашивает, значит, он не развивается.

— Охарактеризуйте свой стиль управления.

— Лучше у коллег спросите…

Банки — строго регулируемая организация. Не верю в полностью демократический стиль в крупных структурах. Не видел этого нигде. И те, кто провозглашает себя демократами, как правило, оказываются авторитарными лидерами

У меня есть товарищ — Рэй Далио, основатель фонда Bridgewater, легендарная фигура с Уолл-стрит. Он написал много книг, построил потрясающую систему управления. Самый успешный менеджер за много-много лет в хедж-фонде. Мы давно дружим. Вот он называет себя большим демократом. Когда приезжаю к нему, смотрю, как в его фонде принимают решения: все обсуждают, а потом Рэй… демократично сам решает.

Как Чапаев.

— В любой крупной организации это больная проблема: влияние руководителя всегда огромно. Об этом написана масса трудов. И без лидера не бывает великой организации. Но делегирующий стиль управления критически важен. Я отдаю легко. Слава богу, это не является моим профессиональным искажением.

— Ошибки признаете?

— Обязательно. За каждым просчетом сотрудника, как правило, стоит моя скрытая недоработка. Может, даже принимаю на себя больше, чем следовало бы, но, считаю, иначе невозможно. Если не признаю ошибку, этого не сделает никто. Люди должны видеть мой пример. В любом провале всегда есть доля вины первого человека. Она редко бывает прямой, чаще опосредованной, но она есть.

— Последний вопрос. Ваш страшный сон, Герман Оскарович?

— Честно? Я возвращаюсь в правительство…».

В четвёртой части интервью Германа Грефа в ТАСС, размещённой нами ранее, речь идёт о прибыли Сбербанка. Полный текст можно найти здесь.

Фото Михаила Терещенко/ТАСС.

На правах рекламы

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
05.07.2020
392
Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наши партнеры

Яндекс.Метрика